Мне кажется, сегодня есть три основные проблемы... (Кельчевский А.Ю. Компания Байкальский фондовый дом)

Мне кажется, что сегодня есть три основных проблемы, которые имеют значение для самого ближайшего будущего. До конца года. Думаю, о более отдаленном будущем сегодня размышлять бессмысленно. Во время землетрясения о видах на урожай не думают.

Рубль.

Налоги.

ГКО.

Рубль.

Упорство финансовых властей - это единственное, что в течение последних полугода удерживало рубль от девальвации. К сожалению, экономических причин, кроме личных интересов отдельных инвесторов, для сохранения курса рубля не было. Другое сожаление вызывает тот факт, что правительство и ЦБ "насмерть" стояло за решения, которые они принимали год-два назад. По моему мнению, у нас уже ведь не плановая экономика. Ситуация за это время изменилась кардинально. Японы за эти полгода уже сто раз уменьшали налоги, пересматривали бюджет, пересматривали свою экономическую политику, чтобы максимально полно соответствовать нынешней ситуации. Я думаю, что именно японы, при всех проблемах их экономики, окажутся победителями. Сегодня валютные резервы Японии $ 250 млрд., золотые резервы $100 млрд.. Японии и японам принадлежит чуть не половина внутреннего американского долга, т.е. американские бонды, а сколько недвижимости, акций и другого американского имущества принадлежит японам, этого не знает никто.

Очень грустно, что ощущение свежести идей и здравого смысла, которое возникло с приходом Кирияку, бесследно прошло. Правительство Кирияку интеллектуальным уровнем своих последних решений перестало отличаться от предыдущего правительства Черномырдина. В какой-то момент перестали вспоминать про снижение налогов, про интересы экономики и прочие полезные вещи. Правительство, как дятел, повторяло, что причин для кризиса нет, что рубль самая твердая валюта, что еще пару раз наступим на горло экономике и она уже не будет сопротивляться. С этим трудно спорить.

Рубль должен был девальвирован и это произошло. К сожалению, вместо управляемого снижения курса получилось свободное падение. Девальвацию необходимо было проводить сразу после начала снижения цен на нефть. Цена промедления оказалась очень велика. Глубина падения в результате будет больше. Фьючерс на доллар в сентябре стоит 12,5 рублей, в июне 1999 года – 23. В действительности, скорее всего, курс доллара значительно опередит эти цифры. Конечно, если не будет больше принято решений, которые в перспективе могут помочь российской экономике. Девальвация – одно из таких решений. Не единственное.

Будут ли расти цены на продукты российского производства? Во время паники, скорее всего, да. После – скорее всего, нет. Хотя это во многом зависит от поведения властей. Девальвацию ведь тоже можно было сделать умно – и с пользой для экономики и без паники на рынке. Если правительство будет действовать в интересах экономики, что, конечно, маловероятно, поскольку пока такого не было, то российские товары не станут дороже, а, может быть, даже подешевеют. Замещение импортных товаров российскими произойдет довольно быстро. Экономика, истосковавшаяся по деньгам, готова работать. Если не мешать.

 

Налоги.

Их надо снижать. В разы. Это другое необходимое решение.

Сейчас, когда началась девальвация рубля, что вскоре приведет к падению импорта, росту экспорта, улучшению торгового баланса, в перспективе - к росту производства, росту доходов населения, доходов бюджета и т.д., необходимо устранить ситуацию, когда любой легальный бизнес однозначно убыточен. Если это не сделать в самые кратчайшие сроки, то ситуация в экономике может стать просто неуправляемой. В Великобритании, например, есть кабинет министров, а есть теневой кабинет, сформированный оппозицией, который реально не правит, но вовсю критикует правительство и рассказывает, как бы он сделал. Думаю, у нас тоже возможен теневой кабинет министров. То есть кабинет министров теневой экономики. Поскольку государство усиленно выталкивает из легального бизнеса всех, кого видит, теневая экономика экспоненциально развивается. А, поскольку теневая экономика развивается, в то время когда легальная экономика дохнет, то и кабинет министров теневой экономики будет иметь больше власти. В случае чего он может дать кредит обанкротившемуся правительству России. Маразм? Возможно.

 

ГКО.

Правительство объявило, что оно не будет отдавать инвесторам денег, взятых в долг. Правительство считает, что это правильно и честно. Оно взяло в долг 500 млрд новых рублей и говорит, что не отдаст.

Следствием этого будет банкротство большинства банков в России. Следствием этого будет банкротство некоторых клиентов разорившихся банков. Следствием этого будут потери физических лиц, являвшихся клиентами разорившихся банков. Следствием двух предыдущих будет рост социальной напряженности.

Предприятия, которые держали свободные деньги в ГКО или в банках, которые держали деньги на рынке ГКО, не смогут заплатить налоги, зарплату, аренду и купить комплектующие. Следствием этого будет падение производства, уменьшение доходов физических лиц, уменьшение доходов бюджета, рост социальной напряженности.

Государство взяло у инвесторов деньги и не отдало. Следствием этого будет отсутствие доверия инвесторов к России. Надо понимать, что самый главный инвестор – это не МВФ или американские фонды. Самый главный инвестор во всем мире и в России в частности – это граждане своей страны. Их сегодня ограбили. Ограбили значительно больше, чем МММ или Аатличная компания. В который уже раз. Больше они не поверят ни российскому государству, ни российской валюте. Следствием этого будет существенное ухудшение инвестиционного климата в стране и падение производства. Следствием этого будет рост социальной напряженности.

Государство взяло деньги у инвесторов и не отдало. Тем самым показало пример цивилизованного поведения. Отныне никто и никогда больше не поверит ни одному слову правительства России. А как вы думаете, если государство отобрало у предприятия деньги, а завтра этому предприятию платить налоги, если оно в состоянии, конечно, это сделать, предприятие будет их платить или нет? А это, естественно, приведет к конфронтации государства и рядовых граждан. А следствием этого будет рост социальной напряженности.

Вот. Поэтому я боюсь, что завтра на нашей улице праздника не будет. Поэтому я боюсь, что завтра на улице будут стрелять. Хотелось бы верить, что не промажут.

Потому что все равно придется работать, все равно придется думать, все равно налоги придется снижать, жить все равно придется по средствам. Хотелось бы только, чтобы это было сделано умно и не слишком поздно, а не как Черномырдин.


Дата: 28.08.1998 г.