Високосный год (Кельчевский А.Ю. Компания Байкальский фондовый дом)

Високосный 2008 год начался с того, как «Сосьете Женераль» аврально закрыл позиции, открытые заигравшимся трейдером. Мировые рынки пережили тогда первую в этом году волну падения, а я повесил на стену график индекса РТС за 1997-1998 год и график цены на палладий за 20 лет.



«Сосьете Женераль» продавал потому, что не мог держать позицию, купленную на заемные деньги. И весь год прошел (еще не весь прошел, конечно… 8-)….. ) под этим флагом. Люди залезли в долги, чтобы купить вещи, которые им были не особенно нужны, и в конце концов вынуждены были расстаться с ними по ценам, которые казались невероятными всего год назад. Как встретишь год, так он и пройдет. Эта малоинтересная поговорка довольно точно описала состояние финансовых рынков в 2008 году.

Когда-то давно начался процесс перевода промышленности из США в развивающиеся страны. Налогооблагаемая база переместилась туда же - в Юго-Восточную Азию. А чтобы заместить выпавшие доходы бюджета, приходилось занимать у тех стран, в которые переехало производство.

Предполагаю, что платежный баланс США с Китаем, или, что, на мой взгляд, гораздо важнее, с Японией, есть величина, стремящаяся к нулю. То есть торговый дефицит плюс профицит по счету движения капитала в сумме дают нуль. То есть японцы продают свои товары и покупают на эти деньги американские долги. Или наоборот. Американцы продают японцам свои долговые расписки и покупают на эти деньги японские товары.

Продолжая обобщать, можно предположить, что сумма госдолга США стремится к сумме накопленного торгового дефицита. То есть если бы не было деиндустриализации, то американцы не нуждались бы в заемных деньгах. В госбюджете, возможно (если бы не Ирак-Афганистан-Иран-пр.), был бы профицит, в торговом балансе тоже. Тогда не пришлось бы кредитоваться у японцев, чтобы купить жилье. А как еще купить дом тем американцам, которые раньше работали на производствах, что переехали в Юго-Восточную Азию? Как сказал тот мудрый китаец - "они брали деньги в долг, чтобы их потратить".

Когда японские деньги ушли с ипотечного рынка, наступил коллапс, глобальные инвестиционные банки, увлекавшиеся заемными деньгами, вымерли. Их не спасла экстренная распродажа всего, что имело хоть какую-то цену. Мир, расчетной валютой которого является американский доллар, остановился. Банки перестали проводить платежи, кредиты стали недоступными, а цены фондовых активов уменьшились на порядок.

Уоррен Баффет филигранно точно назвал происходящее «финансовым Перл-Харбором». Цена никеля снизилась с 55 тысяч долларов за тонну до 9. Себестоимость производства никеля в большинстве случаев составляет 12-25 тысяч, при нынешней цене «Норильский никель» остается чуть ли не единственным безубыточным производством. Производители во всем мире занимаются консервацией производства. Австралийский доллар – просто зеркало никелевых цен. Палладий снизился с 550 до 160, медь с 14 до 3,5, алюминий с 3300 до 1900, золото с 1200 до 700, платина с 2500 до 800, серебро с 23 до 9 и т.д. Нефть всего полгода назад стоила 147, сегодня колеблется около 60. Когда 2 года назад нефть перешагнула порог 50, стало рентабельным добывать сложные запасы, такие, как нефтеносные пески в Канаде.

Самые большие запасы нефти находятся в Саудовской Аравии, третье место у России. Второе – у Канады. Однако канадские запасы относятся к числу трудноизвлекамых. Когда добыча нефти в Канаде достигла рентабельности, канадский доллар стал стоить дороже американского. Однако сейчас, когда добыча нефти перестала приносить прибыль, канадский доллар подешевел на 30%. Видимо, сложное время наступило для стран, имеющим большой внешний долг и дефицит торгового баланса одновременно. Перечисление списка в отрыве от контекста этой заметки способно навести на политические обобщения. Грузия, Украина, Литва, Латвия, Эстония. 98 год не всех научил. Тема заемных денег – просто мейнстрим 2008 года.

В числе увлекавшихся заемными деньгами и российские олигархи. Сколько они потеряли на продаже обесценившихся залогов – знают только они. Действительно, жизнь маржинального инвестора более насыщенна и наполнена поисками истины, чем можно было предполагать.

В условиях, когда банковская система парализована, а финансовые рынки прекратили делать свою основную работу – эффективно определять стоимость активов, консервация производства выглядит самым разумным шагом. Бизнесы останавливают добычу полезных ископаемых, закрывают заводы и пр. Однако складские запасы небесконечны, они будут исчерпаны в самое короткое время, и цена никеля, нефти, стали и пр. уравновесится спросом на уровне гораздо выше себестоимости.

Во время экономических трудностей потребители отказываются от самых капиталоемких приобретений, таких, как предметы роскоши, дорогие автомобили, сложная техника и пр. однако никому еще не удалось отказаться от продуктов питания, теплоснабжения, электроэнергии и пр. Поэтому основные трудности пришлись и придутся на развитые страны, производящие товары с высокой добавленной стоимостью, а те, что не успели создать диверсифицированную экономику знаний и производят нефть, сталь, никель, лес, могут быть уверены – их рыночная ниша недоступна конкурентам.

Что же в такой ситуации можно сказать о российской экономике? Импорта больше нет. «Майбахи» больше никто не покупает. А хлеб и картошку мы не импортируем. Экспорт, конечно, сократится при нынешних ценах. Но импорт сократится в большей степени. Покупка дорогих импортных вещей – это свидетельство не только платежеспособности, а в первую очередь - уверенности в безмятежном будущем. Этого сегодня тоже нет. Так что торговый баланс, как минимум, сохранится, а может быть и увеличится даже при нынешних ценах на экспорт.

Про движение капитала загадывать трудно, но иностранцы ушли (продали все, что было, деньги увели, потом заняли и еще увели – теперь им осталось только вернуть долги российским банкам), так что если русские банкиры прекратят валютные спекуляции на деньги ЦБ (заемные!!!!!!), то и с движением капитала все будет в порядке.

Так что платежный баланс (сумма того и другого) будет на достаточном уровне. ЗВР вырастут. Особенно если ЦБ будет иногда перекладываться из одной валюты в другую. А не сидеть до 0,83 в евро и до 1,61 в долларе. Вот профицит бюджета не гарантируется. И рост Стабфонда тоже. Но это мы как-нибудь переживем.

Не забудем о размере ЗВР, которые господин Кудрин ухитрился защитить от растраты, о разных фондах, которые господин Кудрин заботливо наполнил деньгами и которые сегодня легко заместят отток капитала. Поэтому сегодня можно проигнорировать разговоры о девальвации из самых высокопоставленных источников или от самых маститых аналитиков. И еще. То, как себя ведет Россия сегодня, потом, когда пыль осядет и будет понятно, кто выжил, а кто нет, будет очень здорово влиять на привлекательность страны. Так что этот шанс перейти в число умственно развитых стран мы пока реализуем в полный рост.

Однако было бы очень полезно что-то сделать с монополизацией внутреннего рынка – когда падают оптовые цены на молоко или растительное масло в 2 раза, а в рознице в то же время продукт вырастает в 4 раза, или когда квартира стоит дороже, чем доход потенциального покупателя за 5 лет, и пр. и пр. и пр., то такую страну однажды не спасут самые гигантские золотовалютные резервы и фонды господина Кудрина. Тем более, что господин Кудрин – несистемный фактор, его присутствие в правительстве скорее исключение, чем правило. Потому что в условиях политической монополизации мозги не являются условием выживания, скорее наоборот. В долг их не возьмешь.

С уважением, Андрей Кельчевский


Дата: 29.10.2008 г.